Рассерженный жираф

Просто жираф

Previous Entry Share Next Entry
Предательство Ленина и Троцкого или почему не удалась первая попытка расчленения России.
veryveryangrydu
В 1919 году большевики соглашались на раздробленность России, оставляя под своим контролем лишь центральную ее часть. Взамен просили лишь одного — мирового признания. Запад шансом не воспользовался

В январе 1919 года делегации стран, победивших в Первой мировой войне, собрались в Париже(Версале). Общие человеческие потери — 10 млн — настолько ужасали, что участники конференции поставили перед собой одну главную цель: мир нужно устроить так, чтобы закончившаяся война стала последней. Кроме стран-победителей — Великобритании, Франции, Италии, США, в Париж своих представителей прислали государства, воевавшие на их стороне. Все, кроме Российской империи — пережившей разрушительную революцию бывшей союзницы по Антанте.

А ведь речь шла о необычайном, знаковом мероприятии. Американский президент Вудро Вильсон привез в Париж проект устава Лиги Наций. Лига задумывалась как первая международная организация, призванная обеспечивать мир во всем мире. Те, кто слышал произнесенную по этому поводу 14 февраля речь Вильсона, шутили, что президент идентифицировал себя с Христом, пришедшим дать новый закон человечеству: “Люди теперь взглянут друг другу в глаза и скажут: “Мы братья, и у нас общая цель. Мы не понимали этого раньше, но теперь осознали это, и вот наша заповедь братства и дружбы””.

Россия же оказалась вне этого процесса. Большевистский переворот, произошедший в конце 1917 года в Петрограде, вывел страну из войны. Лидер коммунистов Владимир Ленин и его соратники, образовавшие новое правительство, заключили с Германией сепаратный мир в Бресте ( фактически – это была капитуляция). В Лондоне и Париже это сочли предательством, что было справедливо. К тому же за время войны Россия задолжала союзникам 45 млрд руб. золотом, а новая власть наотрез отказалась их возвращать.

Новая власть справедливо полагала, что вклад России воевавшей на два фронта (Восточный и Кавказский фронты) и против всех сил тройственного союза (Германия, Австро-Венгрия, Турция) была решающей. По признанию генерала Драгомирова на фронте против России воевало 49,5 % вооруженных сил Германии, то есть оставшиеся 50,5% воевали на западном фронте против Франции и Великобритании. Это не считая того, что против России воевало 100% войск Австро-Венгрии и Турции. Место России заняли США практически не принимавшие участия в первой мировой войне, но получившие все репарации и преференции положенные России внесшей наивысший вклад в победу в первой мировой войне. Эти вопросы не были рассмотрены Версальской конференцией и до сих пор висят в воздухе, то есть Россия не получила свою долю за участие в этой войне. А если считать справедливо, то возможно вопрос стоит на триллионы долларов с учетом инфляции. То есть США, Франция и Великобритания до сих пор должны России триллионы долларов за ее участие в первой мировой войне.

Страну контролировали разношерстные военно-политические силы, воевавшие как с большевиками, так и между собой. Территорию бывшей империи располосовали более 20 фронтов. Страна распалась на более чем 30 государств.

Еще до начала Парижской конференции победители ввели свои войска на территорию бывшей империи. Французы заняли юг Украины, британцы — северное побережье Каспия и совместно с американцами Архангельскую губернию, американцы и японцы — Дальний Восток. Войска союзников, так же как и войска Германии, тут же начали операции по “демократизации” территории, то есть тотальное ограбление захваченных территорий. Из Сибири, Дальнего Востока, Баку и Архангельска пошли потоком золото, пушнина, древесина и полезные ископаемые, в первую очередь нефть. Похоже, что никто не посчитал результатов этой “демократизации” и никто не выставил счета за это. К сожалению!

Распространить принципы Лиги Наций на Россию США пытались не только с помощью военной силы. Вильсон с согласия британского премьера Ллойда Джорджа отправил к большевикам секретную делегацию во главе с Уильямом Буллитом. Предложение миротворцев было заманчивым. В общих чертах оно состояло из двух пунктов: полная остановка огня на всех фронтах, после чего все правительства во всех частях России получают мировое признание.

Очарование красным

“Поездка легкая,— писал Буллит о своем вояже к большевикам.— Сведения о тяжком положении в России смехотворно преувеличены”. Насколько был ироничен в своих словах американец, понятно хотя бы из того, что из Парижа до Петрограда он добирался две недели через Англию, Норвегию, Швецию и Финляндию. Его сопровождали журналист Линкольн Стеффенс и офицер военной разведки капитан Уильям Петтит, говоривший по русски.

Из Петрограда Буллит отправился в Москву, недавно ставшую большевистской столицей. Ленин, глава правительства, и Лев Троцкий, председатель Всероссийского центрального исполнительного комитета (имел парламентские функции), были польщены вниманием США. Всего четырьмя месяцами ранее большевики выслали из Москвы американского посла Дэвида Фрэнсиса, которого вместе с Жозефом Нулансом и Брюсом Локхартом, его французским и британским коллегами, обвинили в организации контрреволюционного заговора. Заговор был обширный, был раскрыт ВЧК и ликвидирован. В истории известен как “заговор послов”. Некоторые документы до сих пор не рассекречены. Вместе с покушением на Ленина и убийством Урицкого стал одним из поводов для развертывания массового красного террора.

Буллит же у себя на родине пользовался славой социалиста и был в восхищении от большевиков.
В Кремле, как вспоминал потом американский дипломат, миссию приняли радушно. Кормили их там хлебом и икрой, так как больше ничего не было. Именно Буллиту приписывают традицию подавать на приемах шампанское с икрой, которую он полюбил после первой поездки в Москву.
“Если бы вы видели то, что я увидел за эту неделю, и говорили бы с людьми, с которыми разговаривал я, вы бы не успокоились, пока не заключили мир с ними”,— телеграфировал Буллит руководству. В Кремле согласились с планом, представленным миссией. Буллит посчитал это своей победой. Однако в Париже, где в это время заседали мировые лидеры, попросили, чтобы Ленин и Троцкий подтвердили свое согласие в форме письменного предложения.

Дипломатический результат поедания икры историк Александр Эткинд описывает так:
“14 марта Буллит получил из Наркомата иностранных дел необыкновенный документ, который он поспешил послать с курьером в Хельсинки. Оттуда текст отправился в Париж телеграфом, и Буллит сразу выехал следом.

Он прибыл в Париж 25 марта, рассчитывая немедленно приступить к обсуждению ленинских предложений на высшем уровне. Он пребывал в необыкновенном возбуждении; по его представлениям, его три дня в Москве должны были изменить мир”.

Буллит насчитал 23 фронтовые линии на территории бывшей Российской империи и более 30 государств. Бои были бы остановлены, и жизни сотен тысяч людей сохранены. Хотя если судить по современной практике СССР раздробился на 15 государств и войне конца краю не видно.

Согласны на все в попытке легитимизации своей власти.

Ленин и Троцкий предлагали остановить военные действия по всей территории бывшей Российской империи, заключив двухнедельное перемирие с враждебными им силами. Далее они предлагали мировым лидерам признать все действовавшие в России власти в качестве легитимных правительств на территориях, которые они фактически контролировали на момент перемирия.

Таким образом большевики в обмен на собственную легитимность согласны на международное признание “белых” правительств Александра Колчака в Сибири, Николая Юденича в северных областях, Антона Деникина на юге России и еще нескольких командиров. Кремль соглашался на существование национальных правительств от Балтики до Кавказа и Средней Азии. Большевики подтверждали фактическую аннексию Архангельска, Мурманска и Владивостока силами британцев, французов и американцев. Сами же удовлетворялись несколькими центральными губерниями, которые они фактически контролировали весной 1919 года,— Московской, Петроградской и прилегающими.

Буллит писал по этому поводу: “Территория России уменьшилась бы до территории, занимаемой ею при Иване Грозном”.

Большевики обещали свободное передвижение по всей бывшей имперской территории. Но главное — они признавали царские долги, хотя ответственность за них предлагали разделить с новыми государствами.

Буллит в одной из своих книг позже писал: “Ленин предложил немедленное перемирие на всех фронтах и фактическое признание существовавших антикоммунистических правительств, которые установились на следующих территориях бывшей Российской империи: 1) Финляндии, 2) Мурманска и Архангельска, 3) Эстонии, 4) Латвии, 5) Литвы, 6) Польши, 7) западной части Белоруссии, 8) Румынии и Бессарабии, 9) большей половины Украины, 10) Крыма, 11) Кавказа, 12) Грузии, 13) Армении, 14) Азербайджана, 15) всего Урала, 16) всей Сибири”.

Часть территориальных потерь Москва к тому времени уже понесла: Финляндия объявила о своей независимости еще за год до миссии Буллита, а от Украины и Прибалтики, Бессарабии и Польши большевики отказались по условиям Брестского мира.
“Ленин предложил Западу уникальную возможность предотвратить коммунистическое завоевание вышеперечисленных и прилежащих к ним земель”,— позже с сожалением писал Буллит.
Новое устройство бывшей империи большевики предлагали закрепить на международной конференции в Норвегии. Москва хотела получить ответ на свое предложение до 10 апреля. В недельный срок после заключения перемирия на основе этих пунктов большевики предлагали собрать в нейтральной стране международную конференцию по России.

Буллит рекламировал большевиков в США в самом лучшем свете. В докладе президенту Вильсону он писал: “Деструктивная фаза революции пройдена, и вся энергия правительства направлена на конструктивную работу. Террор прекращен. Смертные казни крайне редки. Советское правительство за полтора года сделало для образования русского народа больше, чем царское правительство за 50 лет”.

В Париже не до того.

Однако в Париже, куда окрыленный Буллит примчался 25 марта 1919 года, лидеры мировых держав посмотрели на достижения 28 летнего дипломата прохладно, а кое кто — даже с юмором. Кроме того, Вильсон на время покинул конференцию из за проблем со здоровьем — у него было больное сердце. Британцы, которые сначала поддерживали позицию США, предложения Ленина — Троцкого тоже проигнорировали. Ллойд Джордж был недоволен, что информация о поездке Буллита в Москву просочилась в прессу — премьер не хотел выглядеть сторонником большевиков в глазах своих избирателей.

Жорж Клемансо, французский президент, вообще считал большевизм “болезнью побежденных наций”. Петроградский переворот он, как и многие его коллеги на конференции, воспринимал как авантюру, которая должна была вскоре закончиться.

На конференции выступил бывший посол в России Нуланс, который в красках описал новый режим в Москве: “Расстреливают не только мужчин, но и женщин. Людей топят, отрезают языки и носы, живыми закапывают в землю, калечат, инсценируют расстрелы для устрашения, насилуют и грабят. А судьба английского морского атташе капитана Кроми! Он был убит, когда защищал английское посольство, и тело его было выставлено в окне посольства в течение трех дней”.
Клемансо четко выразил свою позицию: “Я против переговоров с большевиками не потому, что это преступники, а потому, что, дав им понять, что они достойны вести с нами переговоры, мы подняли бы их до нашего уровня”.

После таких аргументов на восхищенного большевиками Буллита смотрели с улыбкой. Князь Александр Михайлович Романов, дядя низложенного царя Николая ІІ, присутствовавший на конференции, вспоминал: “Витторио Орландо, очень любезный глава итальянского правительства, в шутливой форме признался мне в своей полной неспособности понять русскую проблему. Он очень бы хотел, чтобы его соотечественники получили обратно собственность, отнятую у итальянцев большевиками”.

Обиженный Уильям Буллит покинул Париж. США, инициировав создание Лиги Наций, отказались от членства в ней. Вскоре большевики железной рукой навели некий порядок в стране и объединили разрозненные части, хотя и не все.

Второй раз Москва встретит Буллита уже в 1933 году в качестве первого американского посла в СССР. Однако, кроме роскошных балов в своей резиденции, его присутствие там мало чем будет примечательно. Разве что одним: литературоведы утверждают, что, посетив один из таких приемов американского посланника, Михаил Булгаков написал сцену бала у Воланда в Мастере и Маргарите.

  • 1
И только после этого Ленин сумел таки подложить бомбу под РФ.

  • 1
?

Log in